.

Василий Зубакин об особенностях новой системы поддержки ВИЭ, перспективах российской ветроэнергетики и активном потребителе

Василий Зубакин об особенностях новой системы поддержки ВИЭ, перспективах  российской ветроэнергетики и активном потребителе

Начальник департамента координации энергосбытовой и операционной деятельности ОАО "Лукойл" Василий Зубакин ответил на эти и другие вопросы smartmetering.ru

- Особенностью новой системы поддержки возобновляемой энергетики в России, является то, что эта поддержка идет в целях развития российского энергетического машиностроения и на каждый год по каждому из видов поддерживаемых ВИЭ (имеется в виду, ветроэнергетика, малая гидроэнергетика, солнечная энергетика) установлен процент локализации, то есть, та доля в стоимости проектов соответствующих энергоисточников, которая должна обеспечиваться с использованием российского оборудования, российских услуг и должна привести к появлению в нашем машиностроении современных инновационных технологий, современных технических решений.
Практически, речь идет о создании новой подотрасли в энергомашиностроении, которая в каком-то виде существует в гидроэнергетике, которая, благодаря усилиям Роснано и компании Хевел, появилась в солнечной энергетике, и которая еще совсем не появилась в области ветроэнергетики.
Дело в том, что еще 30 лет назад Российская наука и технологии в области ветроэнергетики находились на достаточно для того времени высоком уровне. После этого, в последующие годы ничего нового не разрабатывалось и не внедрялось, и сейчас мировая техника в области ветроэнергетики ушла уже очень далеко. Поэтому речь может идти о том, что бы искать наиболее продвинутые технические решения, освоенные зарубежными компаниями и осваивать их производство здесь.
При этом, целевая степень локализации в России по ветроэнергетике к 2020 году установлена на уровне 65 %.
Какова позиция инвесторов? Инвесторы хотели бы иметь дело с мировыми лидерами, теми компаниями, которые смогут поставить полностью комплектный ветроагрегат, обеспечить его пуско-наладку и обеспечить дальше услуги по его эксплуатации, сервисному, ремонтному обслуживанию по приемлемым ценам.
Локализация производства ветроагрегатов предполагает, что мировые лидеры - компании, которые такого рода операции по локализации во многих странах мира осуществляли, проведут анализ имеющихся на территории России технологий, возможностей для размещения заказов по комплектации ветроагрегатов и строительству производственных мощностей, например, по строительству лопастей ветроагрегатов. А это очень дорогой, технологически сложный узел. Представьте себе: для трехмегаваттного ветроагрегата лопасть будет иметь длину 55 метров, и весить более 11 тонн. Для изготовления таких лопастей применяются самые современные инновационные решения с использованием стеклопластика, углепластика с особой аэродинамикой. Она позволяет снижать почти до нуля уровень шума, уровень вибрации, минимизировать, таким образом, нагрузку на окружающую среду, но при этом обеспечивать достаточно высокий коэффициент использования установленной мощности.
Сейчас, в ходе наших встреч с потенциальными участниками процесса локализации - с ведущими мировыми зарубежными компаниями, мы понимаем, что ситуация в какой- то степени тупиковая. Ведущие мировые компании говорят: "Обеспечьте нам твердый заказ на ближайшие пять - восемь лет в масштабах несколько сотен мегаватт мощности ежегодно и тогда мы займемся локализацией". В ответ мы говорим: "А вы дайте нам гарантии, что к определенному сроку, например 2016-17 году, вы обеспечите в России нужной глубины локализацию по ценам не выше предельных капексов, которые заложены в Постановление Правительства по поддержке возобновляемых источников энергии". В ответ мы слышим слова: "Мы это можем сделать после того, как Вы откроете твердый заказ". Мы снова, как в известной притче говорим: "Нет, прогарантируйте нам.:" Вот такие, на первый взгляд, бесплодные разговоры идут уже в течение нескольких последних месяцев, и мы все ждем, что какая- то из мировых лидирующих компаний возьмет на себя ответственность и сделает первые шаги по изучению производственных мощностей имеющихся предприятий, начнет хотя бы первые переговоры с российскими машиностроителями, с российскими химиками, с поставщиками других материалов и комплектующих. И тогда, в некой такой итерационной процедуре ведущие мировые поставщики смогут выяснить потенциальные возможности для себя, а мы в ответ, видя этот процесс, более ответственно отнеслись бы к оценке своих потребностей и оценке своих возможностей в инвестиционном процессе.
Пока же, ситуация выяснения: что вперед: яйцо или курица? Заказ или гарантии?

- О каких компаниях - лидерах идет речь?

- Я боюсь сглазить, но пока речь идет о таких компаниях как Сименс, Дженерал-Электрик, Вестас. Хотя, на рынке существует еще, по меньшей мере, десяток европейских, американских, китайских компаний, которым под силу решение этой задачи.
Речь идет не о выпуске какого-то отдельного изделия, речь идет о создании подотрасли энергомашиностроения, в которой будут существовать серьезные самые разные технологии. Причем, создание не путем строительства одного локального завода на конкретном земельном участке, а и строительство нескольких заводов, и организация кооперации с существующими российскими производителями материалов и комплектующих узлов, а так же, организация инжиниринговой и сервисной сети. Это задача по менеджерской сложности несколько выше, чем выпуск такого достаточно сложного изделия, как трансформатор или генератор. Для международных лидеров это - совершенно посильная задача.

- Есть ли готовые инвесторы?

- Наиболее серьезными инвесторами, готовыми к этому процессу, я считаю те энергетические компании, которые прошли школу ввода мощности по договорам поставки мощности - ДПМ. Дело в том, что внутри механизма ДПМ заложен очень жесткий механизм, понуждающий инвестора к ответственному поведению, к исполнению сроков и достижению проектных параметров стоимости. В этом смысле, успехи компании ЕОН, Энель, ЛУКОЙЛ в продвижении по пути строительства объектов ДПМ говорит о том, что эти компании наиболее готовы к реализации нового механизма поддержки ВИЭ. Ведь, задача не в том, что бы купить и установить ветроагрегат; необходимо произвести проектирование, госэкспертизу проекта, а это непростая вещь с учетом того, что пока еще ни один проект ветропарка в России экспертизу не проходил. Я думаю, что это станет дополнительной проблемой не из-за каких-то даже бюрократических крючков, а из-за того, что это новый класс проектов, который потребует новых компетенций, новых знаний, нового опыта от работников государственной экспертизы. Кроме того, прохождение ОВОС, получение разрешения на строительство. Точно так же, местные контрольные органы в регионах никогда не имели дела с ветропарками, но наверняка, слышали чего-то там о неправильном воздействии: и так далее, так далее:. И уж точно, они возьмут какое-то время, что бы с этим разобраться. Дальше - техническое присоединение ветропарков. Дело в том, что попадая в энергетическую систему, энергия ветра с ее прерывистостью, непредсказуемостью, стахостичностью, будет создавать некоторые дополнительные сложности для ведения режимов системного оператора. Она будет налагать некоторую нагрузку на электросетевой комплекс, и, конечно, выдача техусловий для строительства ветропарков со стороны "Российских сетей" и Системного оператора так же, будет непростым делом, особенно, в начальный период. Я мог бы продолжить этот список, но понятно, что в нем, кроме специфических проблем, касающихся локализации производства в России будут и те проблемы, которые решили уже те, кто добился успеха в ДПМ. Именно поэтому они могут стать лидирующими инвесторами, особенно, с учетом того, что эти компании кроме успеха здесь, в России, имеют соответствующий опыт, компетенции, референции в области ветроэнергетики за пределами страны, как, например, ЛУКОЙЛ в Болгарии и Румынии.

- Что на, Ваш взгляд, может стать катализатором и подтолкнуть этот процесс?

- Думаю, что если наше российское машиностроение увидит для себя этот бизнес-сектор, сможет правильно использовать те заказы, которые разместят зарубежные мировые лидеры на нашей территории - заказы на комплектацию, узлы, материалы для ветроагрегатов, для малых ГЭС, для солнечных электростанций, то вот это и станет тем толчком. Бизнес, когда находит интерес, он преодолевает любые бюрократические барьеры.

- Может ли перспектива введения удорожания стоимости электроэнергии для населения ускорить развитие малой ветроэнергетики в бытовом секторе?

- Этот сектор не только может, но и будет развиваться, потому что цены на оборудование небольшой мощности снижаются.
Но еще для мелкого бизнеса, для населения за пределами городов, для сельского хозяйства очень интересен будет механизм поддержки, который заложен в готовящемся Постановлении Правительства по поддержке ВИЭ на розничном рынке. Дело в том, что во многих странах мира, таких как Германия, бум в развитии возобновляемых источников энергии, в частности, солнечной энергетики, связан именно с тем, что на розничном рынке были созданы условия для того, что бы мелкий инвестор устанавливал соответствующие источники энергии на крышах, во дворах, на стенах домов и такого рода местная электрификация или "электрификация на заднем дворе" привела к вводам тысяч и десятков тысяч мегаватт в Европе и по всему миру.
Я думаю, что перспектива здесь есть для тех, кто умеет считать деньги. По мере роста тарифа, а тариф на электрическую энергию, несомненно, будет расти, границы эффективности внедрения собственных источников энергии будут двигаться все ближе и ближе к возможностям потребителей.
А для банков финансирование такого рода проектов менее рискованно, чем финансирование проектов связанных с продуктами, посевами, или приобретением скота. Посевы могут выгореть, скот может сдохнуть,: а солнечные батареи или ветроагрегаты проживут много лет, окупят себя и позволят банку заработать.
В этом смысле, создание условий на розничном рынке подтолкнут и реализацию на практике ту норму, которая заложена в № 35-ФЗ, которая появилась еще осенью 2007 года. Речь о том, что та электроэнергия, которую потребитель не использует сам для собственных нужд, а поставит в электрическую сеть, эта сеть приобретала бы для компенсации собственных потерь. Этот механизм заложен в № 35-ФЗ , но не детализован, не прописан до конкретного использования местными регуляторами - региональными энергетическими комиссиями, территориальными сетевыми организациями.
Надеюсь, что появление в течение 2013 года Постановления Правительства о внесении изменений в правила розничного рынка откроет дорогу для целого нового класса мелких энергоисточников на рознице, которые при массовом инвестиционном процессе могут иметь достаточно серьезные масштабы в тысячи мегаватт.

Smartmetering.ru

теги:  Лукойл  Василий Зубакин  ВИЭ  ДПМ  ЕОН  Энель  Сименс  Вестас  Дженерал-Электрик
13 августа 2013Обсудить

К ленте новостей